Об издании листков «Хлеб и Воля»

Товарищи

Невозможность издавать анархическую газету в самой России, в то время как наши воззрения получают там все большее и большее распространение и привлекают все новые силы, побудило нескольких товарищей, коммунистов анархистов, приступить к изданию за границей нового органа, Л и с т к и «ХЛЕБ и ВОЛЯ».

Анонс Листков
Анонс Листков «Хлеб и Воля», 1906, (IISH 1001-2684)

Наше намерение, при этом, основать — не теоретическое обозрение, занятое разработкой и разъяснением основных принципов анархизма, а газету, посвященную жизни и деятельности русских анархистов, на месте, в России, и вообще — задачам русского революционного движения, как мы их понимаем.

Теоретическая сторона анархизма начинает уже выясняться в России, благодаря довольно большому числу сочинений по этому предмету, выпущенных за последнее время, и число которых, мы надеемся, будет быстро умножаться.

Но перед каждым честным человеком, стремящимся окунуться в волны революционной жизни, охватившей нашу родину, и усомнившимся, вместе с тем, в целесообразности существующих политических партий, — возникает множество вопросов, на которые он не находит ответа в теоретической анархической литературе. Как жить среди внезапно поднявшихся волн революции? Как, с какими основными началами, с какими целями броситься в бушующее море страстей? В какие отношения стать к политическим партиям, которые тоже ведут отчаянную борьбу против защитников самодержавного государства и капитализма, и несут, также как и наши товарищи, тяжелые утраты? Как разобраться, наконец, среди различных течений, намечающихся среди самих анархистов?

Первые бойцы революции в России бросились в борьбу, не ставя себе никаких других вопросов кроме одного, — главного, великого вопроса: «Любишь ли ты дело освобождения народа? Ненавидишь ли ты Капитализм и Государство, сосущие вдвоем кровь рабочего, чтобы создать беспечальное житие для целых орд эксплуататоров и чиновников? Готов ли ты отдать свою жизнь на борьбу с ними?»

И все что есть лучшего в России, не стараясь даже разобраться в партиях, шло и геройски отдавало свою жизнь и жизнь своих близких для великой борьбы.

С единодушием, еще небывалым в истории, рабочие отдавали свою энергию на организацию громадных забастовок, и голодали со своими женами и детьми — для того, чтобы положить предел безобразиям правящих Россией грабителей и охраняемых ими капиталистов. С геройством неслыханным гибла наша молодежь, поражая тех, кто правит этими ордами и кормиться потом кровью народа. И геройски восставали тами сям матросы и солдаты, которые чувствовали, как позорно им, детям народа, стоять заодно с грабителями и притеснителями народа.

Бесчисленное число жертв уже легло в этой борьбе.

Но по мере того, как развивается русская революция, — перед революционерами выясняется громадность и сложность предстоящей борьбы, и выясняются громадные силы, накопленные веками невежества и поднимающиеся теперь против народа, против его освободителей — на защиту грабителей и эксплуататоров, на защиту всего старого порядка.

Теперь всем начинает становится ясным, что русская революция ен может разрешиться кратковременной уличной борьбой. Теперь, в России речь идет уже о не об одном только свержении самодержавия, а о свержении в с е г о   с т а р о г о   п о р я д к а.

Ясно, что в России старый мир и новый мир; что русской революции, рядом с ее русскими задачами, требующими перестройки всего государственного и общественного строя в России, — предстоит начать также ту великую борьбу, которой ждут угнетенные всего мира, — борьбу за освобождение человечества вообще от двойного ига: государства и капитала.

И вот, свежие, бодрые силы России рвутся именно в эту великую борьбу, и спрашивают себя: — «Как лучше вести ее? Как сделать, чтобы меньше гибло революционных сил и чтобы победы были крупнее? Чтобы результаты, которых добьется русская революция, несковали бы новых цепей, нового рабства? Чтобы Россия вышла из революции новой, обновленной страной, в которой крестьяне уже более не будут умирать от голода, в которой рабочие, их дети и жены не будут более обречены на медленное вымирание, ради обогащения кулаков промышленности, — страною гнущих шею перед мундиром и нагайкой, но где миллионы жителей будут чувствовать себя, все, равными, не дадут верховодить собой новой ордой чиновников, и сознают мощь, величие и власть Труда — страною, наконец, готовой к дальнейшему прогрессу на пути создания вольного коммунистического общества?»

На эти вопросы, возникающие перед каждым истинным революционером, мы и постараемся отвечать, по мере сил.

Но мы напоминаем нашим русским товарищам, что успешное выполнение нашей задачи всецело будет зависеть от нас самих. Они должны нам присылать всевозможные заметки о своей деятельности, о препятствиях, встречаемых ими на пути, о своих наблюдениях, о своих сомнениях, о своих мыслях насчет будущего…. Все то, что волнует молодого революционера — высказанное просто, откровенно — найдет глубокий отклик среди нас, и если мы можем помочь разъяснению сомнений, недоразумений, разочарований и т.д., мы сделаем это всеми зависящими от нас средствами.

Анонс Листков
Анонс Листков «Хлеб и Воля», обратная сторона, 1906, (IISH 1001-2684)

Вместе с тем мы просим наших товарищей в западной Европе и Америке, серьезно помочь нам распространению этой газеты в среде заграничных товарищей, и в особенности в России. Будем пробивать, все, повсюду, китайскую стену, которой русское правительство хочет оградиться от вторжения революционной мысли.

Приступая к изданию этого органа русских коммунистов-анархистов, мы думали, что нам необходимо предварительно обсудить, как можно тщательнее, на небольшом съезде, те вопросы практической деятельности, которые выдвинула русская жизнь среди наших товарищей в России. Наши взгляды на эти вопросы мы изложили в ряде докладов, написанных несколькими товарищами, и в ряде принятых нами заключений. Эти заключения будут напечатаны сполна в первом же номере Л и с т к о в; доклады же будут печататься в последующих номерах нашей газеты, которая будет выходить каждые две недели, объемом в 8 страниц.

Имеющиеся у нас доклады касаются следующих вопросов:

1.Политическая и экономическая революция, П.Кропоткина. 2.О терроре Вл.Забрежнева. 3.Вопросы организации, М.Корн. 4.Работа в рабочих союзах, П.Кропоткина. 5.Отношение к другим партиям, И.Ветрова. 6.Всеобщая стачка, М.Изидина.

Эти доклады и заключения мы предлагаем на обсуждение наших товарищей в России, и открываем часть нашей газеты для обмена мыслей по этим вопросам. У нас нет центральных комитетов, предписывающих, как должны действовать и думать члены партии. Но мы убеждены, что среди русских товарищей, как всегда бывало уже в западной Европе, — скоро установится, путем вольного обсуждения, достаточное единство в понимании основных вопросов, чтобы личные разногласия не мешали единству действия, когда нужно бывает сосредоточить наличные силы. Так всегда было у западно-европейских анархистов — так будет, наверное, и в России.

К этой дружной работе мы и призываем наших товарищей. Дело предстоит русской революции громадное. Задачи ее — грандиозные. Везде народ требует людей, готовых служить ему, а не буржуазным идеалам. И силы для этого есть. Их много. Нужно только помочь им выяснить себе истинные задачи народной революции, помочь им понять самих себя и столковаться с единомышленниками.

Этому мы и посвятим наши силы.

За группу

П.Кропоткин

20 сентября 1906.

Подписка на Л и с т к и  «Х л е б   и   В о л я» [1 шиллинг 6 пенсов. — 1 фр.85с., — 35 центов, за полгода] принимается в следующих местах: —

                                A.WESS, 64, Capworth Street Leyton, London, E.

                                T e m p s  N o u v e a u x, 4, rue Broca, Paris.

                                E.Held, rue de Carouge, Geneve, Suisse.

Туда же просим адресоваться по всем вопросам администрации и заграничной переписки. Желающих же присылать корреспонденции из России просим адресовать их сперва к своим знакомым за границей — для пересылки нам по одному из вышеуказанных адресов.