Открытое письмо к швейцарской республиканской прессе.

(Le Revolte, 2 april 1881)

Вы совершенно справедливо возмущены тем крестовым походом,  который предпринят официальной прессой монархических стран, против права убежища в Швейцарии для политических эмигрантов.

Не придавая большого значения инсинуации русских газет, вы совершенно верно ответили на эти нападки, что революционерам, которые сумели провести подкоп в ста шагах от дворца, на улице, находящейся под особым наблюдением Чрезвычайной Комиссии, нет надобности ехать в Швейцарию, чтобы закупить там жестяные коробки и стеклянные трубки, в которых они фабрикуют свои бомбы.

Вы правильно утверждаете, что только сами властители живут иллюзией, что в их стране имеются одни верноподданные, склонившие перед ними колена и что все революционные акты, предпринимаемые для свержения ига самодержавия совершаются лишь по наущению вожаков, живущих за границей.

Наконец вы правильно квалифицируете лакейский прием всех тех лиц, которые, пресмыкаясь перед властителями, уверяют их, что все их благие намерения парализуются конспирациями, ведущимися на берегах Лемана, Сены и Темзы. Но это лишь одна сторона вопроса. Позвольте мне осветить и другую сторону. От имени 5 000, 6 000 товарищей, среди которых я имею много друзей, от имения этих мучеников, гибнущих в тюрьмах от чахотки и цинги, и умирающих на каторге в ссылке, изнемогающих в Нерчинских рудниках, от имени 22 повешенных на виселице, я протестую против утверждения тех негодяев, которые посмели сказать, что это благородное поколение ничто иное как орудие в руках кучки вожаков.

Осмелиться утверждать, что тысячи мужчин и женщин, которые пожертвовали всем для дела, радостями свободы, радостями семьи, радостями самой жизни, отказались от всего, от всего на свете, чтобы помочь русскому народу избавиться от насильников, которые его угнетают, осмелиться утверждать, что эти герои, ничто иное как орудие в руках нескольких человек — это значит оскорблять людей, чьи имена человечество станет произносить с благоговением.

Да, господа, измерили ли вы всю глубину оскорбления, которое вы нанесли тем, кто хладнокровно приносит себя в жертву для того, чтобы победить врага. Всех тех чья жизнь была одушевлена лишь громадным чувством любви к человечеству, которые поднимаются по ступеням эшафота, спокойные, с улыбкой на устах, сожалея лишь о том, что не видят за стенами тюрьмы народ, который они так любили. Измерили ли вы всю глубину оскорбления, которое вы им нанесли, когда делаете вид, что поверили, что они повиновались приказам вожаков?

Вот уже 11 лет, как тысячи и тысячи мужчин и женщин, молодых и старых, бедных и богатых становятся социалистами, зная, что каждый из них будет схвачен через несколько месяцев и погибнет в тюрьме. Но, тем не менее, зная это, они приносят себя в жертву один за другим. Пополняя ряды своих опустошенных батальонов. И это движение пытаются объяснить тем, что оно вызвано несколькими вожаками, живущими в Швейцарии и во Франции.

Нет, господа, русские революционеры научились любить русский народ и ненавидеть самодержавие не в Швейцарии и не во Франции. Свою несокрушимую силу они черпают в стонах нашего народа, в рыданьях солдатки, чей муж умер вчера под розгами и палками и чьи дети умирают сегодня от голода.

Свою ненависть в самодержавию русские революционеры черпают в слезах матерей, которые оплакивают детей, идущих на каторгу.

Сила русских революционеров не в их вождях.

Сила их в гнусном положении нашей страны, которую разграбляют хищники, отнимая от крестьян последнюю горсть муки, для того чтобы собрать сотни миллионов рублей на содержание правящего класса. Сила революционеров в страданиях народа, в преследованиях всех тех кто осмеливается протестовать против гнета.

Сила революционеров в безграничной преданности делу революции передовых крестьян, рабочих и учащейся молодежи, которые стремятся к лучшему будущему, в нравственной и интеллектуальной силе тех, которые идут на службу революции. Революционеры сильны той нравственной поддержкой, какую они встречают во всех классах общества, даже среди самих палачей. Так не говорите же господа о заговорах. Не оскорбляйте мужчин и женщин, перед которыми вы сами преклонились бы, если бы вы их близко знали.

Те люди, которые умирают так, как умирают русские революционеры не получают не откуда приказа. Они сами с высоты эшафота оставляют завет пережившим их товарищам продолжать их дело.

Я надеюсь, что вы найдете место в ваших газетах для этого письма. Мир должен знать правду по этому поводу.

П.Кропоткин

РГАЛИ, 1744-1-32

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.