Статья о музее им. П.А.Кропоткина из Путеводителя по музеям Москвы 1926 г.

Огромное Спасибо за статью, букинистическому магазину «Сундук книг«:

 

Музеи и достопримечательности Москвы, Путеводитель, 1926 год
Музеи и достопримечательности Москвы, Путеводитель, 1926 год

МУЗЕЙ им. П.А.КРОПОТКИНА.

Кропоткинский (Штатный) п., 26; тел. 3-46-28.

Музей имени П.А.Кропоткина, открытый в 1925 г., помещается в доме, где родился названный известный революционер-анархист. Коллекции, размещенные в ряде комнат, имеют целью ознакомить посетителя с жизнью и деятельностью Кропоткина, как бы являясь великолепной иллюстрацией к «Запискам революционера». Собрание музея составилось из личных вещей покойного П.А., из предметов, вывезенных из Никольского — родового имения Кропоткиных в Калужской губ., из ряда вещей, документов и книг, переданных различными учреждениями. Своему росту музей обязан, главным образом, частной инициативе.

В первой комнате, на стене, против двери, развернуты экспонаты,  знакомящие с княжеской фамилией Кропоткиных, из которой происходил П.А. Несколько портретов родителей, бабки и деда невысоки по своим художественным достоинствам. Родственные связи изображенных лиц поясняет очень художественно исполненное родословное дерево. Ряд экспонатов знакомит с «Никольским», усадьбой Кропоткиных, с ее бытом в крепостную эпоху (рядная грамота, духовная, купчая, рисованные и фотографические виды имения). Дальше, на стене, против окон, — экспонаты, связанные с детскими и юношескими годами П.А.; обращают на себя внимание фотографии его в пажеском мундире и множество маленьких полудетских журналов, писанных от руки. На стене, около двери, показаны собственноручные рисунки П.А., вычерченные им карты, разложены дневники, записи, бумаги, касающиеся географических и геологических вопросов, которыми в молодые годы интересовался Кропоткин.

В следующей комнате продолжаются экспонаты названного характера, дополненные оригинальными рукописями научных трудов. На противоположной стене развернут ряд фотографий членов кружка «чайковцев», близкого П.А., снимки и рисунки Николаевского военного госпиталя и дома предварительного заключения, откуда бежал П.А. Несколько экспонатов, в том числе группа 4 конгресса Интернационала в Базеле, с фигурой Бакунина, иллюстрируют отношения Кропоткина к Коммуне и Интернационалу. Между окнами помещается бюст П.А. работы Гинцбурга.

Третья комната посвящена революционной деятельности П.А. за границей. На ближайшей стене находим фотографии французских друзей-революционеров, экземпляр газеты «La Revolte» («Восстание») и виды места заключения П.А. — тюрьмы Клерво. Обращает на себя внимание написанная масляными красками  картина раб. Кропоткина — изображение кошки, «товарища» в неволе. На стене, против окон, развернута жизнь П.А. в Англии, показаны сочинения его, газета «Les temps nouveaux» («Новые времена»), ряд брошюр, объявлений о лекциях и т. д. Тут же собраны многочисленные журналы на всевозможных языках, помещавшие портреты Кропоткина и статьи о нем. Отдельно размещены в углу присланные Кропоткину в 1905 г. исполненные заключенными в Бутырской тюрьме масляными красками картинки, служащие как бы иллюстрацией к книге «Революция в России», тут же выставленной.

Последняя комната в ряду помещений, выходящих окнами на фасад, посвящен писательской деятельности Кропоткина. Более 130 названий книг и брошюр, среди которых находим такие сочинения, как «Аграрный вопрос», «Экспроприация», «Парижская Коммуна», «Что делать?», «Анархия» и др., проходят в ряде изданий на всех европейских языках. Особенно усердно переводились «Записки революционера», «Хлеб и воля», «Взаимная помощь», исчерпывающе полно здесь представленные. В одной из витрин около окон находим множество небольших альбомов, куда Кропоткин заносил виды различных мест, отдельные сцены с натуры и т. д. Неплохой рисовальщик, он дает в этих карандашных набросках наглядную хронику своей жизни. На стенах этой комнаты развешены, кроме того, фотографии, относящиеся к последним годам жизни Кропоткина — ко времени пребывания его в Дмитрове после падения старого режима.

Через коридор расположен кабинет П.А., с возможной точностью воспроизводящий его рабочею комнату в Англии. По стенам идут сработанные самим Кропоткиным полки для книг, стоит около двери письменный стол, весь заваленный мелочами, помещен между окнами другой, рабочий, стол с моделью корабля, столярными инструментами и нотами. Физическая работа и музыка давали П.А. нужный отдых от умственного напряжения. Справа у  стены стоит кушетка с подушками, на которой спал Кропоткин. Кабинет — наиболее цельная, наиболее «живая» комната всего музея. К нему примыкает читальня, а несколько поодаль дверь из коридора ведет в низкую комнатку, где собраны реликвии с похорон П.А. и помещен изображающий его барельеф.

Так рассказывает музей жизнь замечательного русского революционера — П.А.Кропоткина.

Полное электронное собрание сочинений П.А.Кропоткина

Все попытки Музея П.А.Кропоткина издать полное собрание сочинений Петра Алексеевича, к большому сожалению, были безуспешны. Поэтому, взяв за основу Протоколы заседаний музейной комиссии об издании трудов П.А.Кропоткина и предварительный план полного собрания сочинений П.А.Кропоткина с библиографией его трудов (ГАРФ 1129-4-81), разработанный этой комиссией, мы предлагаем принять участие в подготовке и публикации Полного электронного собрания сочинений П.А.Кропоткина.

Для этого, создается отдельный раздел «Библиотека«, в виде форума, с подфорумами согласно Плана полного собрания сочинений. Заинтересовавшихся, и желающих принять посильное участие, прошу написать по эл. почте или на странице вКонтакте, для создания учетной записи на форуме.

Провозглашение Российской республики и образование Совета Пяти.

Провозглашение Российской Республики (Совет Пяти), журнал НИВА № 33

От Временного Правительства.

                Мятеж генерала Корнилова подавлен, но велика смута, внесенная им в ряды армии и в страну, и снова велика опасность, угрожающая судьбе родины и ее свободе. Считая нужным положить предел внешней неопределенности государственного строя, памятуя единодушное и восторженное признание республиканской идеи, которое сказалось на московском Государственном Совещании, Временное Правительство объявляет, что государственный порядок, которым управляется Российское государство, есть порядок республиканский, и провозглашает Российскую республику.

Срочная необходимость принятия немедленных и решительных мер для восстановления потрясенного государственного порядка побудила Временное Правительство передать полноту своей власти по управлению пяти лицам из его состава, во главе с министром-председателем. Временное Правительство своею главною задачей считает восстановление государственного порядка и боеспособности армии. Убежденное, что только сосредоточение всех живых сил страны может вывести родину из того тяжелого положения, в котором она находится, Временное Правительство будет стремиться к расширению своего состава путем привлечения в свои ряды представителей всех тех элементов, кто вечные и общие интересы родины ставит выше временных и частных интересов отдельных партий или классов. Временное Правительство не сомневается в том, что эта задача будет им исполнена в течение ближайших дней.

Министр-председатель А.Керенский, министр юстиции А.Зарудный

Письмо С.Г.Кропоткиной — Августе и Бернарду Мейер 1931 год

Mai 18 1931

письмо С.Г.Кропоткиной - Августе Майер (фр) 18.05.1931
письмо С.Г.Кропоткиной — Августе Майер (фр) 18.05.1931

Mes chers amis

C’est avec le plus vif regret que j’ai appris que vous etes venu me voir et j’etais absente; j’etais a Dmitroff si pres de Moscou. Si vous m’avez envoye un telegramme je serais empresse de venir vous voir.

Ainsi vous avez vu le Musee de Pierre Kropotkine comment l’avez vous trouve? Croyez-vous que ce moment est digne de sa memoire? Plus que ca — le Musee a vécu depuis le 1922 jusqu a present tres independante avec l’aide des amis, des camarades et tout ceux a qui la memoire de Pierre est chere autre cela que j’avoir manque le plaisir de vous revoir j’aurais aussi demander un aide pécuniaire pour le Musee.

Avec l’espoir de vous revoir mes chers amis.

Sophie Kropotkine

 

Май 18, 1931

Мои дорогие друзья

С большим сожалением я узнала, что вы приходили ко мне, но меня не было; Я была в Дмитрове, это недалеко от Москвы. Если бы вы послали мне телеграмму, я поспешила бы прийти к вам.

Таким образом, вы видели Музей Петра Кропоткина, как вы его находите? Считаете ли вы, что этот момент достоин его памяти? Более того — музей с 1922 года и до настоящего времени очень независим, он живет при помощи друзей, товарищей и всех тех, кому дорога память Петра. Жалею, что упускаю удовольствие видеть вас. Также я хочу попросить у вас финансовую помощь для музея.

С надеждой увидеть вас, мои дорогие друзья.

Софья Кропоткина

IISH 865-2

Новая экспозиция музея: «Хронология жизни П.А.Кропоткина в фотографиях»

Предлагаем Вашему вниманию новую экспозицию Музея:

Хронология жизни П.А.Кропоткина в фотографиях.

По мере обнаружения интересных фотографий экспозиция будет дополняться.

Просьба писать пожелания и замечания…

Анархический комитет для организации похорон П.А.Кропоткина

Анархический комитет для организации похорон П.А.Кропоткина (слева направо, начиная с верхней строки): Атабекян, Рубинчик, Сандомирский, Петровский, Н.Лебедев, Ярцюк, Лев Черный, Аскаров, Павлов, Бармаш, Т.Шапиро, Александр Беркман, Пиро, Л.Гогелия, Максимов, Маркус, Аносов.
Анархический комитет для организации похорон П.А.Кропоткина (слева направо, начиная с верхнего ряда): Атабекян, Рубинчик, Сандомирский, Петровский, Н.Лебедев, Ярцюк, Лев Черный, Аскаров, Павлов, Бармаш, Т.Шапиро, А.Шапиро, Александр Беркман, Боровой, Пиро, Л.Гогелия, Максимов, Маркус, Аносов.

Изгнание князя Крапоткина из Швейцарии. Статья в газете Русские ведомости №226 от 21 августа 1881 года.

Русские Ведомости №226, от 21 августа 1881 года
Русские Ведомости №226, от 21 августа 1881 года

(От нашего корреспондента).

статья, Изгнание князя Крапоткина из Швейцарии (Русские ведомости 21 августа 1881 года)
статья, Изгнание князя Крапоткина из Швейцарии (Русские ведомости 21 августа 1881 года)

В апреле месяце этого года федеральное правительство Швейцарии производило следствие по поводу прокламации, протестующей против смертной казни Перовской, Желябова и других и расклеенной в Женеве с утверждения г. Герптье, президента департамента юстиции и полиции Женевского кантона. Это следствие, главным образом имевшее в виду установить связь между деятельностью кн. Крапоткина и появлением прокламации, не привело ни к чему; газеты, очень много говорящие о нем в свое время, успокоились и дело прокламации считалось уже совершенно сданным в  архив, как вдруг в Journal de Geneve появляется документ, показывающий, что следствие было далеко не так безрезультативно, как это предполагала местная печать. Документ озаглавлен: «Постановление федерального совета об изгнании князя Кропоткина из швейцарской территории». Привожу дословный перевод этого документа.

«Швейцарский федеральный совет.

   «В силу 70 статьи федеральной конституции, гласящей: «Конфедерация имеет право изгонять из своей территории иностранцев, наносящих ущерб внутренней или внешней безопасности Швейцарии;

«Принимая во внимание, что князь Петр Крапоткин, бежавши из России, появился в Швейцарии сперва под ложным именем Левашова;

«что правительство Женевы его только терпело на своей территории и уже издало постановление об его изгнании за отсутствие у него бумаг, удостоверяющих его личность и за присвоение им ложного имени;

«что Крапоткин был с 1879 года главным редактором и опорой газеты Revolte, органа анархистов, наследовавшей газете Avant — Garde, против которой правительство было вынуждено в декабре 1878 г. принять свои меры и редактор которой, Брусс, был осужден федеральным судом присяжных за преступление против народного права и изгнан из Швейцарии;

«что под именем Левашова, а впоследствии также и под своим настоящим именем, Крапоткин произносил публично в Шо-де-Фоне, в Лозанне, Вева и Женеве речи, возбуждающие рабочих завладеть насильственно собственностью и ниспровергнуть существующий порядок, — речи, которые он тотчас же печатал в своей газете Revolte (№№ от 18-го октября, 1-го ноября и 27-го декабря 1879 г. и от 17-го октября 1880 г.);

«что 18-го марта, по случаю годовщины парижской коммуны, в публичном собрании, происходившем в зале Шисс, в Женеве, он произнес речь, прославляющую убиение Императора Александра II;

«что он был главный внушитель прокламации, наклеенной в Женеве 21-го апреля и протестующей против исполнения смертного приговора над убийцами Царя, и что эти два последние факта с очевидностью установлены судебным следствием, произведенным по предписанию федерального совета, не смотря на то, что Крапоткин отказался отвечать на вопросы, предложенные ему генеральным прокурором кантона Женевы;

«что в июле месяце этого года он принимал участие, как делегат от Revolte, в революционно-анархическом конгрессе в Лондоне и там произносил речи и содействовал принятию резолюций, которых признанная цель — организация убийства и низвержение всех установленных властей, «пользуясь для этого химическими и физическими средствами, которые уже оказали столько услуг революционному делу и которые призваны оказать ему еще большие услуги, как средство защиты и нападения» (Revolte от 23-го июля 1881 г.);

«что, хотя эти последние факты произошли на иностранной территории, тем не менее они исходят от политического изгнанника, оставившего за собой свое жилище в Женеве, куда, как можно предположить он рассчитывает возвратиться и где продолжает появляться журнал, проповедывающий его теории;

«что все собранные сведения, наконец, согласно представляют его деятельным и влиятельным агентом пропаганды, имеющей анархию целью и убийство средством;

«что федеральная власть не может терпеть таких действий, которые, если и не могли нарушить внутреннего спокойствия страны, могут однако, если не положить им конца, повредить нашим хорошим отношениям с другими государствами;

«постановил:

«Пребывание в швейцарской территории воспрещается князю Петру Крапоткину, присвоившему себе также фамилию Левашов».

Перепечатывая этот правительственный акт, большинство швейцарских газет относятся к нему с сочувствием, другие — с неодобрением, видя в нем нарушение конституционных вольностей; но как те, так и другие наполнены рассказами о кн. Крапоткине, частью достоверными, частью анекдотического свойства.

Человек лет за 35, с высоким, большим лбом, кажущимся еще больше вследствие совершенного отсутствия волос на темени, с мягким и добрым взглядом карих глаз, с большою, почти до пояса, бородой, — таким я его несколько раз на публичных собраниях. Полная страсти, всегда глубоко прочуствованная речь его на отборном французском языке, изящные манеры — производили на слушателей впечатление. В 1877 году Крапоткин появился в Швейцарии и со страстью бросился в водоворот интернациональной революции. Закон …..еора, воспрещающий международную организацию рабочих во Франции, аналогичные меры в Италии и Испании почти убили интернационал в этих странах. Свободным и легальным он оставался только в Швейцарии, но здесь, как экзотическое растение, он быстрыми шагами шел к распадению, когда приехал в эту страну Крапоткин. Едва десятка два-три небольших секций юрской федерации оставалось в разных городах романской Швейцарии, занимающихся часовым производством. В Женеве была одна секция, состоящая из нескольких десятков человек, наполовину итальянцев и французов, тогда как в начале семидесятых годов тысячи рабочих были записаны в секции международного общества, и громадное здание в романском стиле Temple unique — (теперь католическая церковь) не могло вместить десяти-тысячной толпы блузников, стекавшихся на этот постоянный local женевских секций интернационала, чтобы послушать громовые встречи нашего соотечественника Бакунина. Но Бакунин еще года за два до смерти своей удалился от дел общества и его удаление повлекло полный упадок интернационала в Швейцарии: большинство секций совсем распалось, другие уменьшились в числе своих членов. Не менее англичанина проникнутый чувством законности, консерватор по натуре, слишком практичный, наконец, для того, чтобы предпочесть «синицу в руках журавлю в небе» — швейцарец представляет слишком неблагодатную почву для идей социализма. Период возбуждения прошел, сменился периодом реакции и швейцарец опять вошел в колею своей обыденной практической жизни. Секции, провлачив некоторое время жалкое существование, закрывались одна за другой; остатки «верных» разбрелись. В таком положении было дело интерационала, когда кн. Крапоткин вступил деятельным членом в юрскую федерацию интернационала в 1877 г. С самого начала он сотрудничал в  Bulletine de la Federation Jurassienne, по прекращению которого принял с Полем Бруссом соредакторство Avant-Garde. По изгнании Брусса из Швейцарии, Крапоткин подал мысль секциям юрской федерации издавать свой орган, и, не много времени спустя после закрытия Avant-Garde, появился Revolte, в котором Крапоткин был и редактором, и почти единственным сотрудником, потому что другой сотрудник, известный географ Элизе Реклю, поглощенный своим колоссальным трудом, не мог уделять много времени журналу. Revolte читался в Швейцарии почти исключительно членами федерации и иностранцами, en passage, в Женеве. Идеи, развиваемые этой газетой, имели гораздо более успеха на юге Франции, куда проникала почти половина ее издания, не смотря на то, что ввоз её во Францию был запрещен до последнего закона о печати.

Но литературной деятельностью не ограничивалась пропаганда кн. Крапоткина: он разъезжал по городам, в которых существуют секции юрской федерации, и давал там конференции по принципиальным вопросам социализма, поддерживал деятельные сношения с социалистами Франции, Испании, Италии и Бельгии, вел принципиальную полемику с социал-демократами,- сам он, как и вся Юрская федерация — федералист.

Женевские газеты предполагают, что кн. Крапоткин изберет себе местом жительства — Лондон; это тем более вероятно, что недели две тому назад лондонские газеты сообщали о приглашении, полученном кн. Крапоткиным от тамошнего литературного клуба, прочитать несколько публичных лекций о современном положении России. Плата за каждую лекцию назначена 20 фунт. стерл.

Женева, 14-го августа.

Речь Петра Кропоткина, произнесенная на государственном совещании в Москве 15 августа 1917 г.

(Стенографический отчёт)

Государственное Совещание в Москве 12-14 августа
Государственное Совещание в Москве 12-14 августа

Граждане и товарищи. Позвольте и  мне тоже присоединить мой голос к тем голосам, которые звали весь русский народ раз навсегда порвать с циммервальдизмом и стать всем дружной стеной на защиту нашей родины и нашей революции. (Аплодисменты.)

По-моему, родина и революция нераздельны. Родина сделала революцию, она должна ее довести до конца. В затяжной войне самые ужасные месяцы, это — последние месяцы войны. В эти последние месяцы решается, кто победил и кто побежден, и правду говорят немцы, что тот народ победит, у которого будет наибольшее мужество, наибольшая энергия, наибольшее единство в последние месяцы войны. Если бы немцы победили, последствия этого для нас были бы так ужасны, что просто даже больно говорить о них и пророчить такие вещи. Если русским народом овладеет усталость, то чем это кончится? Польша и Литва станут частью германского государства и увеличат германскую империю двадцатью миллионами народа. Курляндия отойдет к немцам, и тогда Рига и, может быть, Ревель, — во всяком случае Рига, — станет военной крепостью так же, как и Ковно. Для чего? Для защиты Германии? Нет, для нападения на Петроград и на Москву. (Голос: «Правильно!»). Я уже говорю не о том, что произойдет, если они возьмут при этом Одессу, и, может быть, даже Киев. Но что несомненно, — это то, что будет наложена громадная контрибуция, и в течение 25—30 лет мы должны будем обнищать так же, как Франция обнищала в первые 15—20 лет после поражения ее в 1871 году. Но знайте, товарищи, есть что-то худшее, чем все это: это психология побежденной страны. (Голоса: «Верно, «Правильно!») Психологию побежденной страны я пережил во Франции. Я не француз, но я с ними близко сошелся, и мое сердце болело, когда я видел, до чего Франция унижалась перед Александром и Николаем, до чего республика унижалась перед каким-то генералом Буланже, потому что она чувствовала себя до того побежденной страной, что прибегала ко всяким средствам, только чтобы избавиться от гнета этого поражения. Неужели и нам пережить это? Ни за что! (Аплодисменты всего зала.) Товарищи солдаты. Посмотрите, как итальянцы в эту самую минуту, борясь в местности ужасно гористой, где каждое орудие надо втаскивать руками по наклонам в 45 градусов, борясь вообще в ужасных условиях, одерживают победы и стремятся они так одержать их в данную минуту особенно для того, чтобы освободить нас в Румынии, где на нас, на Одессу, наступает австрийская армия. Берите с них пример, товарищи! (Аплодисменты правой. Голос: «Да здравствуют итальянцы!» Овации.)

П.А.Кропоткин в Москве, на пути в Государственное совещание, август 1917
П.А.Кропоткин в Москве, на пути в Государственное совещание, август 1917

Товарищи граждане, продолжать войну — одно великое предстоящее нам дело, а другое, одинаково важное, дело — это работа в тылу. Репрессивными мерами тут ничего не сделаешь. Нужно что-то другое. Нужно, чтобы русский народ во всей его массе понял и увидел, что наступает новая эра: такая эра, которая откроет всему народу возможность для каждого получать образование, жить не в той отчаянной нищете, в какой живет до сих пор русский народ, даже тогда, когда в Петрограде говорят, что он якобы зарабатывает миллионы, между тем как он во всякое время жил и живет вплоть до настоящего времени в ужасающей нищете. Нужно, чтобы народ русский понял, что мы все, господа, и вы (обращаясь направо), и вы (обращаясь налево) делаете все, чтобы этому народу жилось легче, чтобы ему открыть двери к свету, свободе и образованию. (Аплодисменты правой.) Разруха у нас идет ужасная. Но знайте, господа, что и в Западной Европе наступает новый период, когда все начинают понимать, что нужно строительство новой жизни, на новых социалистических началах. Возьмите Англию. Вы знаете, какая это была страна капитализма, заскорузлого капитализма, а между тем, если рассказать подробно, вы едва поверите, какой переворот совершается теперь в умах всего английского народа, сверху донизу, в особенности снизу доверху, в понятиях о собственности вообще, о земельной собственности, о социализме и коммунизме? Вы не только видите министра Ллойд-Джорджа, который произносит речи, проникнутые таким же социалистическим духом, как и речи наших товарищей социалистов, но дело в том, что в Англии, во Франции и в Италии складывается новое понимание жизни, проникнутое социализмом, к сожалению, государственным, и в значительной степени, но также и городским. Позвольте же мне, граждане и товарищи, призвать вас к такой же строительной работе. Тут кто-то говорил, что неопытна оказалась наша демократия. Да, да, мы все неопытны в деле общественного строительства. Кроме тех немногих, которые с головой окунулись в рабочую жизнь Западной Европы, большинство из нас проводило время в русских тюрьмах, в «Крестах» и т. п., в Нарымах и Средне-Колымсках, или же [бывали] перелетными, как перелетные птицы, за границей, ждавшие весны в России, чтобы начать полет на восток. Мы многого не знаем, многому еще должны учиться. Но, господа, у вас есть (обращаясь вправо), — я не говорю про ваши капиталы, — у вас есть то, что важнее капитала: знание жизни. Вы знаете жизнь, вы знаете торговлю, вы знаете производство и обмен. Так умоляю вас: дайте общему строительству жизни ваши знания. Соедините их с энергией демократических комитетов и советов, соедините то и другое и приложите их к строительству новой жизни: эта новая жизнь нам необходима. (Возгласы: «Браво!» Бурные аплодисменты.) 

Е.К.Брешко-Брешковская в вагоне железной дороге, в пути в Государственное Совещание в Москве
Е.К.Брешко-Брешковская в вагоне железной дороге, в пути в Государственное Совещание в Москве

Наша милая бабушка (Екатерина Брешко-Брешковская, выступала перед П.А.Кропоткиным) говорила вам об образовании. Да, это верная мысль, которую в шестидесятых годах высказывал также Стендаль для Англии. Ее стоит разработать и приложить ее к делу. Но не только это. Все нужно сделать, все нужно строить. У нас, в Петрограде видел хвосты, в которых жены рабочих стоят по два, по три, по четыре и пять часов, чтобы получить хлеб и немножко молока для своих грудных детей. Разве это организация? Где же вы, господа городские головы и организаторы городского хозяйства, что не можете упорядочить этого? Не ваша ли это обязанность, святая обязанность? Но не обязанность ли это каждого из нас — строительствовать? Я мог бы привести вам пример невероятного самопожертвования во Франции и в Англии со стороны женщин всех классов, всех сословий, начиная от работниц и до высших богатых классов, чтобы сорганизовать жизнь на новых началах. Делайте то же и вы! Делайте это великое дело. Я не могу долго занимать ваше время, но скажу еще одно. Мне кажется, нам, в этом Соборе русской земли, следовало бы уже объявить наше твердое желание, чтобы Россия гласно и открыто признала себя республикой (Голоса: «Правильно!» Все встают. Бурные аплодисменты, переходящие в овацию.) При этом, граждане, республикой федеративной! Товарищи и граждане, заметьте, я не понимаю федерации в том смысле, в каком это слово употребляют, говоря о федерации в Германской империи: это не федерация. И если бы в России, на несчастье, различные народности разбились на мелкие государства: кавказское, украинское, финское, литовское и т. д., то это была бы такая катавасия (смех,  аплодисменты), какую мы видим на Балканском полуострове. Это было бы поприщем для таких же интриг между всеми царьками — романовскими, т. е. годьштейн-готторнскими, кобургскими и т. п. Нет, не такая федерация государства нам нужна, а федерация, какую мы видим в Соединенных Штатах, где хотя каждый штат имеет свой парламент и этот парламент заведует всеми внутренними делами, но во всех делах, где требуется согласие нескольких штатов или же всех штатов, там они выступают, как тесный союз, как действительная федерация. Вы знаете, как дружно они все поднялись теперь, когда потребовалось выставить силы американской демократии против подлой австро-германской монархии! (Шумные и продолжительные аплодисменты.) Недаром соединились против Германии все демократии всего мира. Даже китайская и та присоединилась и, поверьте, она поможет нам чем-нибудь хорошим.

Так вот, я думаю, мы не предвосхитим ничего из прав Учредительного Собрания, — я вполне признаю, что ему должно принадлежать суверенное решение в таком вопросе, — если мы, Собор русской земли, громко выразим наше желание, чтобы Россия была провозглашена республикой. Мы этим только облегчим работу Учредительному Собранию, и нам будут благодарны все остальные народы Европы и Америки. ([Возгласы]: «Правильно!» Бурные аплодисменты.) Так вот, граждане, товарищи, пообещаемте же, наконец, друг другу, что мы не будем более делиться на левую часть этого театра и на правую. (Бурные аплодисменты.) Ведь у нас одна родина, и за нее мы должны стоять и лечь, если нужно, все мы, и правые и левые. (Бурные аплодисменты, переходящие в овацию.)

Источник: Стенографический отчёт Государственного совещания 1917 г., Москва, ЦЕНТРАРХИВ 1930 г.

ПОЛОЖЕНИЕ О ВСЕРОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕННОМ КОМИТЕТЕ ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ПАМЯТИ П.А.КРОПОТКИНА. (редакция 1933 года)

Утверждено Общим Собранием 28-го мая 1933 года.

ПОЛОЖЕНИЕ О ВСЕРОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕННОМ КОМИТЕТЕ ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ПАМЯТИ П.А.КРОПОТКИНА.

СТАТЬЯ ПЕРВАЯ. — В целях увековечения памяти П.А.Кропоткина на основах нижеследующего положения действует утвержденный в 1921 г. под председательством В.Н.Фигнер и при участии С.Г.Кропоткиной Всероссийский Общественный Комитет по увековечению памяти П.А.Кропоткина.

Местопребывание Комитета гор. Москва.

СТАТЬЯ ВТОРАЯ. ЗАДАЧИ КОМИТЕТА:

  1. Комитет организует и пополняет, основанный им в 1923 г. Музей П.А.Кропоткина, в доме где родился П.А.Кропоткин, предоставленном Комитету согласно постановления пленума Мос. Совета от 15 февраля 1921 г.

В этом Музее должно быть собрано все, что касается жизни, научной и революционной деятельности и творчества П.А.Кропоткина, его произведения на всех языках и вся литература как о нем самом, так и о его трудах.

В Музее должны быть собраны предметы, имеющие то или иное отношение к П.А.Кропоткину и должны быть представлены в фотографиях, рисунках, картинах — жизнь, научная и революционно-социальная деятельность П.А.Кропоткина.

  1. Комитет ведет научно-исследовательскую работу по архиву П.А.Кропоткина и по собиранию и по разработке материалов, относящихся к жизни и творчеству П.А.Кропоткина, составляет полную научно-разработанную библиографию трудов П.А.Кропоткина, а также и библиографию трудов о жизни и творчестве П.А.Кропоткина.

Комитет ведет работы по подготовке к печати полного академического и критически проверенного собрания произведений П.А.Кропоткина.

  1. Комитет принимает меры к изданию а/ произведений П.А.Кропоткина и б/ сборников и других изданий, посвященных памяти П.А.Кропоткина и освещающих его революционную и научную деятельность.

СТАТЬЯ ТРЕТЬЯ. СОСТАВ КОМИТЕТА.

Членами Комитета могут быть лица, выразившие желание принять участие в деле увековечения памяти П.А.Кропоткина, как революционера, ученого, литератора и общественного деятеля.

Члены принимаются Общим Собранием Комитета по рекомендации двух членов Комитета и по предоставлению Исполн. Бюро Комитета.

СТАТЬЯ ЧЕТВЕРТАЯ. ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ.

Высшим органом управления является Общее Собрание членов Комитета, которое созывается для решения общих вопросов, утверждения годового отчета, плана работ и сметы доходов и расходов и для выбора Исполн. Бюро и Ревизионной Комиссии.

Общее Собрание созывается Исполнит. Бюро не реже двух раз в год и признается правомочным для решения поставленных на повестку вопросов при наличии не менее половины все[х] членов Комитета. При неявке на собрание указанного количества членов следующее собрание считается правомочным при любом числе собравшихся.

Для ведения текущей работы избирается Общим Собранием Исполнительное Бюро в составе не более 5 человек и двух кандидатов на срок один год. Председатель Исполн. Бюро является в тоже время и Председателем Комитета в целом и избирается Общим Собранием.

Избранные в Исполн. Бюро лица распределяют между собою обязанности по управлению делами Комитета. Каждый из членов Исполн. Бюро несет ответственность за тот отдел, которым ведает.

Исполн. Бюро имеет право, в случае надобности, образовать при себе комиссии для выполнения тех или иных заданий, при чем в комиссии могут быть привлекаемы лица как из состава членов Комитета, так и посторонние, компетентные для данного дела.

Почетной председательницей Комитета состоит пожизненно вдова П.А.Кропоткина — С.Г.Кропоткина.

Общее Собрание Комитета избирает из своей среды Ревизионную Комиссию в составе трех членов на срок один год.

СТАТЬЯ ПЯТАЯ. СРЕДСТВА КОМИТЕТА.

Средства Комитета составляются: а/ из членских взносов в размере, определяемом Общим собранием членов Комитета, б/ из пожертвований, в/ от доходов от изданий, концертов, вечеров и других предприятий, устраиваемых Комитетом, на основе действующих законоположений.

СТАТЬЯ ШЕСТАЯ. — Комитет имеет печать с наименованием: «Всероссийский Общественный Комитет по увековечению памяти П.А.Кропоткина».

С ПОДЛИННЫМ ВЕРНО

СЕКРЕТАРЬ КОМИТЕТА подпись  В.А. Перелешин

(РГАЛИ 1185-1-97)

Журнал ОГОНЕК №23 от 18 июня 1917 года о приезде П.А.Кропоткина в Россию

Журнал Огонек №23 от 18 июня 1917 года

Журнал Огонек разместил большую фотографию Петра Алексеевича и Софьи Григорьевны. Но допустил опечатку: поставив инициалы Софьи Григорьевны — А.И.

Под фотографией есть небольшая статья:

После сорокалетнего скитания вдали от родины, глубоким стариком вернулся на родину апостол анархизма Петр Алексеевич Кропоткин. В лице этого ветерана непримиримой революции вплоть до осуществления заветных идеалов научного анархизма, в Петроград — в самое лоно русской революции прибыла новая великая культурная и моральная сила. В П.А.Кропоткине воплощается сама стихия мировой революции. Его никто не может заподозрить в «буржуазности» или в «империалистических вожделениях». Его идеалы далеко оставляют позади самые крайние лозунги ленинцев-большевиков. И все же по отношению к переживаемому моменту Кропоткин сохранил трезвость ответственного руководителя мысли и ясное понимание неизбежной реальной действительности. Максималист и анархист, мечтатель и утопист, он все же не стал рабом утопии; убежденнейший проповедник пацифизма, он сумел учесть войну как факт и сделал из него соответственные выводы. С первого же момента возникновения войны он стал призывать к обороне и к сокрушению немецкого милитаризма, единственного тормоза к восстановлению всемирного мира.